"Чайка" А. П. Чехова
Действенно-психологический анализ пьесы Антона Павловича Чехова "Чайка"

  • Литература
  • 1 - Главная
  • 2 - Действенно-психологический “Чайки” анализ как основа литературоведческой интерпретации
  • а - Подтекст или “подводное течение” пьесы
  • б - Режиссёрский анализ пьесы
  • в - Психологическая основа действенного анализа
  • г - Некоторые особенности передачи информации о поведении героев "Чайки"
  • 3 - Результаты действенно-психологического анализа
  • а - До выхода на сцену
  • б - 1 акт
  • в - 2 и 3 акты
  • г - 4 акт
  • Заключение
  • Музыка, кино, образование.
  • StihoPhone.ru

    Боголюбов Ю


  • Купить квартиру в Ашдоде через Маклера Империал
  • 1 акт пьесы.

    << назад - 1 - дальше >>

    Пьеса начинается диалогом Маши и Медведенко. На первый взгляд, это спокойный разговор ни о чём в ожидании треплевской постановки. Такое ошибочное представление может сложиться, если вырвать эту сцену из контекста предлагаемых обстоятельств.

    Маша сейчас находится, пожалуй, в самой экстремальной ситуации. Сегодня, через 10 минут, она может навсегда потерять Треплева. Сегодня, как говорит ей Медведенко, “их (Нины и Треплева) души сольются в стремлении дать один и тот же художественный образ”. Что она может сделать, чтобы помешать этому? Вернее, что она делает в этой сцене, чтобы помешать этому? Вопрос кажется смешным, Чехов показывает Машу в такой момент, когда ни о каких действиях, казалось бы, не может быть и речи. Но это не так. И первый её поступок - то, что она сейчас с Медведенко. Она не одна, не преследует Треплева, а позволила учителю гулять с ней, более того, привела его на то место, где должен быть Треплев, где он увидит их и где у него будет всего несколько минут на свидание с Ниной. Медведенко - приспособление, помогающее Маше облечь свое преследование Кости в самую невинную форму, так как открытое действие с её стороны в данный момент может только навредить, то есть настроить Треплева против неё, сделать её одним из виновников неудачи. Сразу после провала пьесы надобность в Медведенко отпала, и действия Маши приобрели открытый характер.

    Об отношениях Маши и Треплева стоит сказать подробнее. Обратим внимание на её слова: “Когда он сам читает что-нибудь, то глаза у него горят и лицо становится бледным”. При том положении вещей, которое сложилось к началу первого акта, трудно представить, чтобы Треплев, бегающий от Маши, как от огня, читал ей что-нибудь. Остаётся предположить, что их отношения не всегда были такими.

    Треплев, одержимый своими поэтическими замыслами, попадает в имение примерно два года назад. С Ниной он не мог познакомиться сразу, так как живёт она за озером и отец её не выпускает. О недолговременности этих отношений можно судить также со слов Нины: “Трезор ещё не привык к вам”, тогда как у Маши проскальзывает иная временная характеристика своих отношений с Треплевым: “Любить безнадёжно, целые годы всё ждать чего-то...” Естественно, что одним из первых слушателей поэтических творений Треплева оказалась Маша. Насколько далеко зашли их отношения до появления Нины, из пьесы судить трудно. Со стороны Маши, для которой пример матери на протяжении многих лет являлся очень сильным фактором, формирующим сознание, были все предпосылки для достаточно близких отношений. У Треплева в то время не было причин не ответить ей взаимностью. Наконец, в пользу этого говорит поведение Маши в четвёртом акте, но не будем забегать вперёд, тем более, что все перечисленные моменты не дают достаточных оснований для однозначного ответа на этот вопрос, являясь лишь отправными точками, на которые должна опираться интуиция читателя. К тому же, решение данного вопроса не столь существенно, так как Маше, которая “тащит волоком свою жизнь”, чтобы влюбиться, было бы достаточно “горящих глаз и бледного лица”, не говоря уже о “печальном голосе и манерах, как у поэта”. Последующее появление Нины, довело Машу до “чёрного платья”, в котором она появляется в первой сцене.

    Далее Чехов выводит на сцену Сорина, несущего груз безразличия и усталости и являющего собой живой пример того, как может затянуть человека тихая жизнь в имении. Это само по себе уже является сильным раздражающим фактором для Треплева, а сейчас ему просто необходима поддержка Сорина-зрителя, которой он тщетно пытается заручиться. Конфликт между ними ярко проявляется в реакции на присутствие Маши. Если Треплев просит их уйти: “...теперь нельзя здесь. Уходите, пожалуйста”, то Сорин своей просьбой задерживает Машу. Её отказ ещё более накаляет атмосферу, разрядить которую пытается Медведенко, проявляя беспокойство: “Так вы перед началом пришлите сказать”. Это была маленькая капелька в деле доведения Треплева, и без того находящегося в возбуждённом предпремьерном состоянии, до истерики. Сонный вид Сорина, его медлительность и невинные реплики: “Отчего сестра не в духе?”, “Выдумаешь, право...”, “Без театра нельзя”, “...что за человек этот беллетрист?” - продолжают взвинчивать Треплева.

    Следующую сцену, где Нина и Треплев остаются одни, часто представляют некой идиллией, проявлением самых возвышенных чувств двух молодых героев. Однако в контексте предстоящего спектакля прослеживается иная линия поведения. Треплев предчувствует провал. Собственно говоря, с приездом Тригорина успеха быть не может, и пьеса нужна теперь в качестве удара по беллетристу. Если спектакль не произведёт подобного эффекта, то он должен быть достигнут его срывом, скандалом, что мы и видим далее. Поэтому Треплев готовит своему самолюбию нишу для отступления. От бросается к Нине, спасаясь от мысли о надвигающейся грозе. Нина же своим поведением останавливает его влюблённые порывы, умело избегая сближения. Она желает сохранить отношения в том виде, когда их можно развить в случае успеха Кости и легко разорвать в случае провала.

    “Моё сердце полно вами”, - признаётся Нина и тут же оглядыва-ется, показывая тем самым, что они не одни, и предупреждая порыв Кости поцеловать её. Диалог продолжается в том же ключе:

    Треплев. Мы одни.

    Нина. Кажется, кто-то там...

    Треплев. Никого.

    Поцелуй .

    Нина. Это какое дерево?

    Нина пытается перевести разговор на деревья, но Треплев возвращает его в прежнее русло.

    Треплев. Я люблю вас.

    Нина. Тсс...

    Наконец, удар по Тригорину никак не входит в планы Нины, у которой с приездом известного писателя появились совсем иные мечты. Она тоже готовит себе пути для отступления на случай неудачи, заранее перекладывая вину с исполнителя на автора: “В вашей пьесе трудно играть. В ней нет живых лиц”. “Не правда ли, странная пьеса?”- скажет Нина Тригорину, окончательно открещиваясь от теперь уже неудачника Треплева.

    Если Маша приходит к месту представления раньше положенного времени, то Полина Андреевна пытается устроить какую-нибудь задержку. Только так можно расценить её слова, обращённые к Дорну: “Вернитесь, наденьте калоши”. Взятые вне контекста, они похожи на заботу о близком человеке. Но Полина Андреевна прекрасно знает, что спектакль должен начаться “ровно в половине девятого, когда взойдёт луна”, иначе “пропадёт весь эффект”. Если время так важно для Треплева, то он наверняка уже не раз сообщал его каждому, прося при этом не опаздывать. Дорн остаётся глух к заботам Полины Андреевны, но это хороший пример именно того, как герои Чехова хорошо слышат и понимают друг друга, понимают не текст, а подтекст, мотив речевого действия.

    Для Полины Андреевны приезд Тригорина долгожданная радость. Вот уже много лет она вынуждена мириться с тем, что Дорн оставляет её ради актрисы, перед которой она бессильна. Но в этот раз Аркадина привозит с собой любовника и озабочена тем, чтобы удержать его и ещё сильней привязать к себе. Это увеличивает шансы склонить Дорна “не прятаться, не лгать”. Полина Андреевна, хотя и говорит ему: “Конечно, вы доктор, вам нельзя избегать женщин”, прекрасно знает, что именно сейчас это не так, да потому и говорит, что видит: ни Дорн, ни Аркадина не могут себе позволить в сложившейся ситуации возобновления своего романа. Для Аркадиной это чревато потерей любовника, а Дорн не даёт ей использовать себя в качестве катализатора её отношений с Тригориным. Ведь, как ни странно, Аркадина большую часть времени проводит с врачом, красуется перед ним, пока беллетрист удит рыбу. Она представляет Тригорину Дорна, прозрачно намекая на свой роман с ним. Всё это призвано пробудить в Тригорине если не любовь, то хотя бы ревность. Как ведёт себя в этой ситуации Дорн? Он активно бездействует, тем самым не позволяя Аркадиной использовать его в своей игре. Даже будучи отрекомендованным Тригорину, Дорн не проронил ни слова, и Аркадина была вынуждена переменить тему разговора.

    В литературоведении много внимания уделялось лирическому плану “Чайки”, атмосфере, возникающей в каждой сцене, изменению тональности. Этот план рассматривался в отрыве от драматического действия, часто даже подменял его. На небольшом примере мне хотелось бы показать, насколько они взаимосвязаны и насколько органически лирический план включается в драматическое действие.

    Шамраев выносит на сцену атмосферу театральной публики, театральных сплетен. Аркадина не желает включаться в неё: “Вы всё спрашиваете про каких-то допотопных. Откуда я знаю!” - а Дорн охотно поддерживает беседу. Если Шамраев и Дорн разговаривают до начала спектакля, то Сорин, Аркадина и Полина Андреевна - во время него, окончательно разрушая театральное настроение и лирическую атмосферу. Именно это в конечном счёте приводит к провалу пьесы.

    Нельзя также отделять эмоциональное состояние героя от его действий. Эмоции, с одной стороны, являются реакцией героя на происходящие события, на достижение или не достижение цели, с другой - мотивируют новые поступки, меняя поведение героя. Передать эмоциональное состояние героя можно только через те изменения в действии, которые оно производит (смену ритма, приспособлений, целей, мотивов и даже ценностных ориентаций).

    Написание и постановка Треплевым пьесы - поступок, который растягивается во времени на много месяцев. Цель - вернуть расположение матери и её материальную поддержку. Приезд Тригорина переносит акцент на удар по старым формам и, соответственно, по беллетристу. Аркадина противодействует этому, умело парируя выпады сына. В результате он не достигает цели, к которой шёл так долго. Следует незамедлительная реакция. Она проявляется прежде всего в смене ритма действия и приспособлений. Постановка больше не нужна, Треплев прерывает её, пьеса вскоре будет сожжена. Но цели (расположение матери и удар по Тригорину) остаются, способы их достижения становятся более открытыми: выпад против монополии в искусстве, демонстративная попытка застрелиться, вызов Тригорина на дуэль и т.п., - события развиваются в бешеном ритме.

    Повышается для Треплева значимость отношений с Ниной, которые должны были компенсировать поражение в борьбе с Тригориным. Эта цель тоже удаляется, и достижение её идёт в том же ключе: он ищет её после провала пьесы, потом несколько дней пропадает на озере, где Нина, возможно, встречается с Тригориным, кладет у её ног убитую чайку, говорит, что убьёт самого себя и т.п.

    << назад - 1 - дальше >>

    Реклама:

  • Действенно-психологический анализ пьесы Чехова "Чайка"
    Copyright ©Bogoliubov Yuri All rights reserved. При копировании материалов сайта ссылка на источник обязательна.